Павел Островский о воспитании патриотизма, ЛГБТ, и самоопределении в трудное для россиян время

Павел Островский о воспитании патриотизма, ЛГБТ, и самоопределении в трудное для россиян время

Здравствуйте, Павел. Благодарим за уделённое время.

- Вы один из самых ярких священнослужителей в нынешние времена. Можно сказать, что в какой - то степени являетесь выбивающимся из привычного представления общества, о замкнутости. Как вам в такой роли?

Я всеми силами всегда старался не играть никаких ролей. Мне с детства нравится естественность, простота. Может быть, потому что я именно с детства в церкви. По этой причине. Никогда специально не стремился, к какой - то яркости, как то выбиваться из общей массы. Не хотел себя специально как то проявлять. Просто, старался делать то дело, которое у мен получается. Старался служить ревностно как священник. А уже из этого получилось то, что получилось. Могу точно сказать, что когда я становился священником, когда меня рукоположили, я совершено не думал о том, что будет вот такая деятельность, что как – то я буду выбиваться из общего круга. Об этом никогда не думал. Оно получилось само собой. Это все-таки не роль. Это жизнь так сложилась. Отношусь к этому довольно спокойно. Потому что я был счастлив, когда меня никто не знал, только прихожане. И сейчас я счастлив. Мне кажется, что это больше внешнее, которое в моей жизни духовной особо никак не сказывается.

- Среди священнослужителей вы один из самых популярных и узнаваемых. Такое внимание помогает или мешает вам в повседневной жизни и делах?

Думаю, что абсолютно все, что с нами происходит. Внешние, какие- то изменения, по работе, карьера, или какие - то внутренние вещи. Включая такие простые, как болезнь. Абсолютно всё оно нам может помочь, или может помешать. Очень важные слова сказал в своё время Христос Спаситель, что «добрый человек из доброго сокровища выносит – доброе, а злой человек из злого сокровища выносит – злое». И, когда я нахожусь в добром состоянии, то всё что у меня есть и всё что меня окружает, оно мне помогает, приносит мне пользу, приносит пользу другим людям. Если я нахожусь в плохом состоянии, в злом, то всё даже доброе, если меня и окружает, я всё равно всё порчу. Бывает, что популярность помогает если ты можешь большому количеству людей донести слово Божие, а бывает популярность делает меня тщеславным человеком, отчего собственно я теряю все берега и просто перестаю видеть так скажем реальную действительность. Воспринимать её адекватно. Не понимаю людей. И дальше срабатывает принцип, «сытый голодного не разумеет». Тут скорее всё зависит не от того, что меня окружает, а от моего внутреннего состояния.

- Активность в соцсетях, в том числе запрещённых, помогает вам в общении со своей аудиторией?

Я бы разделил ответ на этот вопрос на две части. По поводу вообще запрета соцсетей, мне кажется у нас запрещён только Инстаграм и Фейсбук. Я не вижу в этом глобального смысла, потому что если хочется, кому то опустить «железный занавес», тогда уж нужно его опускать, а не припускать. Не думаю, что это приносит какую – то пользу, даже если весь занавес опустить. Но приспускание это не то, не сё. Сидишь на двух стульях. С одной стороны запрещают Инстаграм, с другой стороны не запрещают им пользоваться через ВПН. Запрещают Инстаграм и Фейсбук, но не запрещают Ватсап, который является частью той же организации. При этом не запрещают Ютуб, Телеграм, ТикТок, где «отлично» и успехом для себя люди ведут информационную войну против России. Не очень понятен смысл всех этих запретов. Я не вижу здравого смысла. Больше эмоциональные какие – о движения, ради каких то мимолетных плюсов, политических очков и тд.

Но, конечно, вот эти разделения соцсетей мне не помогает, потому что основная моя деятельность была через Инстаграм, ну и частично на Ютубе и Телеграм. Но основная в Инстаграм, и все кто немного разбираются в инсте знают, насколько удобна эта соцсеть.

А когда ты переходишь с Инстаграм в другую социальную сеть, то аудитория ведь разная. Социальные сети по своей наполненности, по интерфейсу, они разные. И понятно, что аудитория перейти просто не может. То есть те, которые говорят, что вот сидели в Инстаграме, теперь будете сидеть в Телеграм. Это не работает. Так говорят люди, которые просто не понимают, как вообще устроен информационный мир. Каждая социальная сет имеет какую-то свою аудиторию, и социальные сети между собой различаются. Это примерно как людям сказать, что мы закрыли Ашан, теперь давай будешь ходить в Леруа Мерлен. Но, Ашан - продуктовый магазин, Леруа Мерлен. Они разные. Конечно все вот эти запреты не помогают, приходится исходить из того что есть.

- В последнее время общество волнует массовое насаждение патриотизма через образование. Уроки в школе, традиция подъема флага и включение гимна. Как вы к этому относитесь?

В целом я думаю, что речь идёт про просвещение потому, что образование патриотизма всё относится к просвещению. Когда нету стратегии, когда люди подходят к этому легкомысленно, ну так скажем, без расчёта на дальнюю перспективу, в этих случаях мне кажется, ничего вот так особо положительного ждать не придётся. Конечно, мы ставим перед собой задачу, а мне кажется, её просто нужно поставить, просвещения населения. На мой взгляд, на данный момент времени стратегического подхода к этому вопросу, нет. Я, безусловно, не против подъема флага и гимна. Но ждать от этого, что у нам молодёжь станет более патриотичной, думаю это не так. К самому процессу подъема флага и включения гимна отношусь хорошо, а к отсутствию стратегии – плохо.

- Вы считаете, таким образом можно воспитать патриотизм в человеке?

Каким образом необходимо воспитывать патриотизм? Для меня лично, патриотизм от слова «патер» - отечество. На мой взгляд, отечество состоит из отцов, то есть из семей. Если исходить их христианского принципа, что муж глава семьи, то отец – глава семейства. Мне кажется, что надо всеми силами вкладываться в традиционную семью. Пропагандировать многодетность. Для этого должен быть кинематограф, сериалы, фестивали. Сделаю небольшое отступление. Мне кажется, можно вообще ни о каком патриотизме не говорить, когда у нас женщина, ухаживающая за своим ребенком, находится в отпуске по уходу. В отпуске. То есть, она даже не работает. Для государства женщина, которая ухаживает за своим ребенком, мама, она не работает. Она, как бы отдыхает, в отпуске. Мне кажется, это показатель всей нашей, скорей борьбы с патриотизмом.

- Родители часто говорят, что патриотизм и любовь к Родине должна воспитываться на духовности, а не на уроках истории. Может необходимо уделять больше внимания этому аспекту, а не прописанным в учебнике научным трактовкам?

Что касается и патриотизма и образования вообще. Должна быть именно долгосрочная стратегия. Должно всё просчитываться. Должно быть, большое финансирование. Встаёт вопрос идеологии пропаганды. Вообще не нужно бояться идеологии пропаганды, потому что это неизбежная, на мой взгляд, вещь в государстве. Если ты не имеешь своёй идеологии, то по принципу свято место пусто не бывает, за тебя эту идеологию кто-нибудь другой привнесёт. Тебе потом это не понравится.

- Как вы относитесь к закону о запрете пропаганды ЛГБТ для всех возрастов?

Хочу различить, чтобы люди понимали - я безусловно против пропаганды ЛГБТ. На мой взгляд, это однозначное зло. При этом я против того, чтобы стигматизировали людей, у которых какие-то проблемы с ориентацией. Если ко мне приходит человек, то я обязательно разделяю человека и его взгляды и тому подобное. Если человек приходит в церковь, и он хочет вести христианскую жизнь, но у него какие-то проблемы с ориентацией, если он живёт на христианской жизни и он не блудит независимо от того с кем там мог бы блудить, со своим полом лишь чужим, он не блудит и живёт христианской жизнью. То про его ориентацию никто ничего не говорит. Когда речь о пропаганде то безусловно я считаю что это зло и очевидно даже по статистике, как можно увидеть в странах где собственно пропаганда это не просто разрешена она активно насаждается, как собственно размывается вообще у детей понятия вообще мужского и женского. Ни к чему хорошему, на мой взгляд, это не приводит.

- В обществе массово звучит мнение, что проблема ЛГБТ в России не настолько острая, чтоб тратить на неё столько времени. Как на ваш взгляд с этим обстоят дела?

Правда есть ещё очень много других проблем. У нас бывает, что какая - то тема приносит много политических очков. Она, так скажем, более жареная будет в СМИ. А какая - то тема не приносит хороших политических очков, и поэтому на ту тему лучше вообще не говорить. Конечно, обсуждение интимненького всегда более жареное, чем мы будем обсуждать пенсии, например. Это не отменяет того, что в мире существует сегодня два лагеря. Один лагерь с новой гендерной идеологией. Там не просто уже ЛГБТ, там ЛГБТК+. Это целая законодательная система уже с усыновлением детей, операциями по трансгендеру чуть ли не в детском возрасте. И есть другой лагерь – традиционных отношений в семье на основе традиционных религий. Очевидно, что я состою во втором лагере- христианском, и не поддерживаю первый.

- По роду вашей деятельности, вы тесно общаетесь с людьми разного возраста. Разумеется, что касается защиты детей, можно понять желание властей защитить их от вредного контента. Но желание регулировать контент для взрослых так ли оправдано? По вашему, можно ли навязать взрослому состоявшемуся человеку кардинально иной взгляд на ценности?

Я думаю, что взрослых уже никак не защитишь. Да и мы не несём ответственность за взрослых людей, и за их выбор. Но за детей мы эту ответственность несем, поэтому, безусловно, должен быть запрет.

- В борьбе с нетрадиционными ценностями, граждане не понимают главного: что такое традиционные ценности? У вас есть чёткое понимание этого термина?

Я полностью согласен, что граждане это не понимают. Более того, думаю, что если опросить оцерковлённых россиян, то и тут будет тоже разброд и шатание, то есть совершенно разное мнение. Для меня традиционные ценности, учитывая, что я православный христианин - это христианские ценности. То есть не просто, что такое традиции, русская культура или просто там бездумный консерватизм. Потому что если у нас любить русскую историю, русскую культуру, то можно, увидеть такое количество ужаса: и языческого и греховного, чего только нет, и всё это вроде как получается что традиции, и так скажем, наше русское исконное. Поэтому я, всё-таки как христианин, для себя определяю, что традиционные ценности для меня - это христианские ценности. То есть ценность, основанная на христианском вероучении. По сути, для меня единственной традиционной ценностью является православие. А вот как для других, честно говоря, не знаю и сомневаюсь, что большинство граждан согласиться с тем, что я сказал.

- Наблюдая за контентом на ТВ и в Интернет, мы обратили внимание на одну закономерность. В сериалах, ток-шоу, юмористических программах массово используют сценарий: Любовницы, проституция и эскорт, существенная разница в возрасте, отношения преподавателей и студентов, богатые папики и молодые девушки, и много чего ещё. И всё это никак не укладывается в традиционные семейные ценности, но наши народные избранники с этим не борются. Можно ли считать, что всё перечисленное стало традиционным?

Конечно, можно считать, но для тех, кто с этим не борется. Полностью поддерживаю ваш вопрос и переживания, потому что, действительно, если ты смотришь сериалы, вот наши отечественные, а я иногда, знаете, зайду, где у нас фильмы и сериалы выкладываются, посмотрю новинки, и да везде пошлость, мат-перемат, измены и всё такое, вообще ничего положительного. Да вот так, чтобы вышел какой-нибудь фильм или сериал, который бы прямо принёс большую пользу, такое выходит, но очень-очень редко. Это всё касается, того вопроса, о котором я говорил ранее – стратегии. То есть, как таковой стратегии нет. Это касается и кинематографа и сериалов и прочего, поэтому снимают то, что «ест народ», как говорил Богдан Титомир: «пипл хавает». Народу нравится все такое: горяченькое, ужасненькое, пошленькое, вот, поэтому это и снимают. А чтобы как-то менять мировоззрение народа, ну, во-первых, нужно в это вкладываться и должна быть идеология, чёткая стратегия, регулирование этого вопроса. Но это у нас этого нет, ну, может, на словах где-то и в документах и есть, точно не знаю, но у нас же всё познается по плодам, поэтому пока не видно.

- У вас не складывается ощущение, что границы традиционных ценностей, в которых нам пытаются убедить, слишком размыты? Выглядит так, будто основной уклон традиции направлен на общении мужчины и женщины, и соблюдении совершеннолетия. А дальше как хотите, в каком количестве, в каком статусе, на каких условиях. Всё приемлемо…

Тут всё просто, я опять же согласен с тем, что всё очень размыто и для меня как для человека православного, ещё раз скажу, что традиционные ценности - это православие. И как бы в нашей стране раньше это вполне укладывалось. То есть наша страна была православная, все люди были православными, я не беру уже 19 век, когда уже всё стало разваливаться. Ведь разваливаться начало еще до Советского Союза, но понятно, что тогда всё было очень точно и понятно для всех. Естественно, в мусульманских регионах традиционной ценностью, единственной и главной ценностью, был Ислам. Сегодня, когда мы говорим, что традиционные ценности это, чтобы мужчины и женщины спали, так как укажет им Госдума, и чтобы дети, смотрели только то, что опять же укажут им сверху чиновники, а дальше делайте всё, что хотите - это не идеология. Это не конструктивный подход. Это не стратегическое мышление. И понятно, что все те, которые работают против России, и у которых есть идеология как раз. Которые как раз стратегически мыслят, они, естественно, будут побеждать, пока мы не начнём серьёзно, по-настоящему серьёзно, к этому подходить. Фундаментально, учитывая все стороны нашей жизни.

А ещё мне кажется, что мы очень стыдимся того, что у нас есть православная культура, как такое было в Советском Союзе. Тоже стыдились, что было православное наследие. И вот так до сих пор мы и стыдимся, что мы русские, что мы православные. Что православие это что-то такое плохое, что-то темное и дремучее. Вот на западе, католики, у них лавочки в храме есть, вот они молодцы. Это вот всё, что нужно понимать, о православии и о том, как большинство думает про православие в России.

- Вы регулярно высказываетесь про события текущего года. В нынешних условиях, это можно считать смелостью. Не опасаетесь, что ваши слова могут не так трактовать?

Я вообще не опасаюсь касаемо трактовок, потому что любой текст имеет интерпретацию. И поэтому, конечно, всё, что я пишу, может быть интерпретировано и вдоль и поперёк, и вверх и вниз. Я понимаю, что есть люди, которые считают, что я предатель Родины, что я не патриот, что я либерал, гомофоб или ещё какой-либо там ужасный человек. И если меня захотят упечь, то всегда найдут за что упечь, поэтому бояться я не вижу смысла. На мой взгляд, каждый человек должен жить по совести. Как говорил спаситель Христос: «Не бойтесь тех, кто может убить ваше тело, бойтесь того, кто может убить и ваше тело и вашу душу». То есть нужно иметь страх Божий, жить по совести, по закону Божьему. Ну и, конечно, специально не надо никого провоцировать, и заниматься не своим делом. Я не могу сказать, что я делаю это как-то смело, просто стараюсь поступать по совести.

- Мы часто слышим, что украинцы и россияне – один народ. Но подтверждения этим утверждениям находим всё меньше. Среди вашей аудитории, проведя анализ, мы видели и украинцев. Как, по вашему мнению, мы действительно один народ?

Да я считаю, что русские и украинцы это один народ. Именно русские. Да, у нас разные национальности. Возьмите только Россию, у нас есть люди с Дальнего Востока, есть Кавказ, есть центр России, где и татары, и башкиры, кого только нет, в нашей стране. Русский это не национальное, русский это то, что объединяет национальности вокруг определённой культуры, и в этом плане, как бы украинцы и русские не считали, что они разные, культура у нас одна. Это никак невозможно обойти.

Мне кажется, что те, кто считает, что русские и украинцы не один народ, они просто плохо учились в школе, в плане истории. Потому что культура одна, вера одна, архитектура одна, кулинария, по сути, у нас одна. То есть, конечно, можно пытаться найти различия, они там, может быть, и правда минимальные есть, но сама суть она просто одна, поэтому и народ один. Поэтому то, что происходит - это гражданская война. То есть, когда народ воюет против своего народа, брат против брата.

И по родственным связям тоже видно, что мы один народ. Я думаю, что навскидку, более половины моих знакомых имеет смешанные, русско-украинские корни. Я бы даже не стал говорить русско-украинский, а просто один народ.

- Происходящее отразилось на вашем общении с прихожанами? Задают ли они вам вопросы об этом? Что вы им отвечаете?

Я с самого начала запретил обсуждать эти темы у нас на приходе, мы приходим в храм для того, чтобы молиться Господу Богу, ему служить. Прихожане многократно мне выражали свою глубокую благодарность за то, что у нас на приходе не обсуждается вообще принципиально никакая политика. Вот вообще никак не обсуждается. То, что люди могут отдохнуть и помолиться Господу Богу без всех этих споров, поэтому у нас на приходе есть и люди, которые всегда жили здесь в Подмосковье, и люди, которые приехали с Украины, из разных регионов Украины, из Запада и Востока. Есть те, у кого родственники там, есть и погибшие и с одной и с другой стороны в плане родственников. Но у нас за счёт того, что в храме Божьем, мы говорим только о Боге, то у нас, слава Богу, мир на приходе есть. Я этим миром очень дорожу и совсем не хочу его терять.

- Текущий год, в связи с известными событиями, открыл «ящик Пандоры» в нашем обществе. Гонения звёзд, осуждения за не высказывание позиции или отсутствие патриотизма. Звучат претензии о необходимости определиться. Имеет ли право человек сохранять нейтралитет? Вы сами определились?

Да я определился. Я христианин. Это однозначно. Достаточно давно с этим определился. Поэтому я не нахожусь в нейтралитете, я отношусь негативно к нашему миру, к тому, что происходит. Я не верю в международное право, я считаю, что это просто обман народа. Всегда люди, у которых была власть, они пытались ею пользоваться во все времена. Всегда были какие-то интересы: экономические, военные, политические, информационные. Я просто не играю в эти игры. Я, как христианин понимаю, что наш мир находится во зле, может быть, кто-то верит в какое-то светлое будущее, но я не только в это не верю, но даже не считаю себя в этом вопросе пессимистом. Я просто верю во Христа и знаю, что когда Христос пришёл в мир, то мир его не принял. Это в Евангелие так и написано «суд миру состоит в том, что свет пришёл в мир, но люди полюбили более тьму, потому что дела их были злы». Вот моё отношение ко всему тому, что происходит.

Я как христианин, безусловно, стараюсь относиться, насколько получается, с любовью к ближним. Господь судил мне родиться в России, Россию я люблю. Это Моё Отечество. Есть заповедь почитай мать и отца своего. И как я ранее говорил, что для меня отечество состоит из отцов, в том числе и из моей семьи. Я Богу благодарен, что я родился в России, это моя родина. Я люблю её! Поэтому мне не нужно было ни с чем определяться, я просто люблю Россию и точка! Что, впрочем, не означает, что я согласен со всем, что происходит в России, согласен со всеми людьми и так далее. Но вот эти гонения, осуждение за высказывания и прочее, я это не поддерживаю, потому что ты запретишь публично, а всё равно будет идти кулуарно. Или надо уже вообще как 1937 году, по 58 статье сажать всех подряд. Вот даже анекдот рассказал неугодный, и всё, десяточку получил, и идешь лес валить в Норильске. Ну, мы это проходили, даже подобные репрессии, когда буквально сотни тысяч людей расстреляны были, даже это всё равно никак не может остановить разные мнения у людей.

Моя позиция, христианская, она, кажется, с самого начала большинству не нравилась. Многие считают, что я пытаюсь усидеть на двух стульях, а я принципиально хочу сказать, что мне оба ваших стула просто не нравятся. То есть, я не то, что не хочу усидеть на двух стульях, я не хочу сидеть ни на одном, ни на другом. Я христианин.

И конечно, да, безусловно, я очень молюсь Господу Богу о том, чтобы кровопролитие было остановлено и чтобы люди помирились, чтобы люди перестали гибнуть, чтобы хоть какие-то были там переговоры, чтобы война закончилась!

- Как простой гражданин, вы оцениваете происходящее с позитивом или негативом, заглядывая в будущее? Не далёкое, а которое ещё может застать наше с вами поколение.

Я всегда был оптимистом, и я очень надеюсь, что так скажем сейчас до дна дойдем, оттолкнемся и хоть как-нибудь, но всё это дело закончится. Очень-очень на это надеюсь. С другой стороны, и очаровывать себя тоже не хочу, потому что, правда, очень много горя сегодня. И то что, я вот так с позитивом смотрю, это не означает то, что я не сострадаю тем, кто уже мучается, и кому больно. Поэтому в сложное время, и оценить никак не могу, наверное, пройдёт 10 лет, оглянусь назад и оценку дам, а сейчас, находясь внутри всех этих событий, просто хочется оставаться человеком, как минимум христианином.

- Один самых сложных вопросов, ответ, на который мы не можем сформировать даже амии себе. Существуют ли такие мотивы, которые в действительности оправдывают решения, приводящие к гибели людей?

Вы знаете, когда используется слово «оправдывает», получается корень слова «правда», а правда - это жить по закону божьему. Я думаю, что Богу не угодно такие ситуации, когда из двух зол нужно выбирать меньшее. Я просто приведу аналогию. Можно ли считать развод добром? Нет, развод добром, считать нельзя - развод это зло, но бывают такие ситуации, когда ты из двух зол выбираешь меньшее. И получается, что мы используем слово «оправдание». Здесь вот в таком случае развод оправдан, например, если муж избивает свою жену, угроза смерти есть, то она может с ним развестись. Или муж изменяет своей жене, то она может с ним развестись.

И вот в этом плане, конечно можно ли оправдать защиту своего отечества, когда ты убиваешь другого человека? Если исходить из принципа «из двух зол выбирать меньшее», то в этом смысле, да можно. Но, это вот «но» должно быть очень большим! Убийство другого человека всегда, подчеркиваю всегда, повреждает человека. Защищал ты свою страну, не защищал, если ты убил другого человека, ты от этого внутри очень сильно повреждаешься.

Даже если мы не будем говорить про войну, а просто про гибель. Вот едет машинист метро, он ведёт состав и какой-то человек бросился под поезд и погиб. Да, суицид. Машинист, вообще ни в чём не виноват. Его действия привели к гибели человека, но при этом машинист не виноват, он этого совершенно не хотел. Духовно машинист повредится от того, что произошло? Да! Безусловно! Он ни в чём не виноват, он этого не хотел, однако, он стал участником вот этого ужасного суицида, он, безусловно, внутренне повреждается. Поэтому, слово «оправдать» мне здесь не очень нравится, потому что, да, бывает, что из двух зол мы выбираем меньшее, но зол. То есть это всё равно остаётся злом!

- Традиционный вопрос от нашей редакции. Что бы Вы посоветовали нашим читателям?

Знаете, это может быть, конечно, будет понятно только верующему человеку, но скажу, как думаю. Я не хочу, чтобы читатели оставались людьми, я хочу, чтобы мы были лучше! Христиане верят, что душа человека отличается от души животных тем то, что человеку даны, не просто особые дары: разум, творчество, любовь, бессмертная душа. Но человеку дана возможность все эти дары доводить до совершенства, то есть уподоблять их Богу. И если человек, имея эти дарования просто остаётся человеком, и не развивает в себе эти дары, мне кажется, он становится хуже животного. И в этом плане, я хочу, чтобы мы все не только не оставались людьми, но мы всеми силами стремились быть лучше. Лучше, чем даже нам кажется, чем мы можем быть.

Спасибо.

10:32
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Использование нашего сайта означает ваше согласие на прием и передачу файлов cookies.

© 2022